Культурные различия,  Страны и люди

Что такое хорошо?

Я приезжала в Берлин, и он мне не нравился. “Не мой город”, — думала я. У вас так бывает?
Конечно, что видит турист по приезду? Город, построенный королем-солдатом, который мечтал устроить здесь Афины на Шпрее. Еще тогда короля высмеяли, а город назвали казармой. Греческая архитектура под северным солнцем выглядит нелепо и уныло.
Что еще? Эхо войн. Не весело. Еще остатки берлинской стены, много. О ней пытались сочинять шутки, но пока придумывали, стену снесли. Говорят, потому что они плохо смотрелись вместе с железным занавесом.

Вы скажете, уедь и не возвращайся. А меня что-то не отпускало. Я возвращалась, чтобы понять эту мою нелюбовь. Снова искала архитектурных зрелищ и европейской ухоженности. Это часть нашей культуры: красиво — значит хорошо. А если не красиво?

Стала копать, читать и слушать. Поняла. Берлин надо не смотреть, а именно слушать. Он не про внешнее, он — про истории. Он как человек, который слишком много повидал, и потому быть привлекательным для него не главное. Он слишком многоликий, чтобы его можно было причесать под один стиль. Слишком неудобный и угловатый, как подросток. Инакомыслие у него в генах.

Город с непростой историей, который веками привлекал людей с непростой судьбой. Взгляды жителей всегда отличались от того, как правильно. К тому же, это еще и столица страны с непростой историей. Как такое понять и описать?

Берлин изначально не был привлекателен для жизни. Поэтому сюда еще с XVII века приезжали те, кого не принимали в других местах. Переселенцы, инакомыслящие.
Последняя волна была после того, как снесли стену в 1989. К западному Берлину присоединили восточный. В городе не хватало полиции, и в восточной части началась анархия. Жители восточного Берлина стали уезжать на запад, за лучшей жизнью.
Мэр использовал то, что всегда хорошо здесь работало: организовать новую волну переселенцев. Стали платить пособие тем, кто захочет переехать сюда жить. Это привлекло много творческих личностей, художников и музыкантов, представителей альтернативных культур. С одной стороны, открылись галлереи и клубы, с другой — стало больше тех, кто не мог или не хотел работать. В другой стране, это привело бы к катастрофе, но не в Германии, с ее любовью к порядку. Случился необычный феномен: порядок и свободомыслие друг друга уравновесили. Правильные берлинцы стали свободнее, а свободные переселенцы стали соблюдать хоть какие-то правила.

Еще я поняла, что в этой нелюбви с первого взгляда нельзя винить ни меня, ни Берлин. Это разница культур. Для нашего человека красиво — значит хорошо. В этом можно нас упрекать, но это глубоко зашитый культурный код, и это не лечится упреками. В других культурах “хорошо” не всегда связано с красотой. В Германии, по-моему, хорошо — это когда практично. А в Берлине хорошо — это когда свободно.

 

Берлин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *