Блог

Весна, которой мы не знали

Не ждали. 
Нет, не такую.
Март – как бесконечное первое января. Просыпаешься, и тихо. Только каждый трамвай на соседней улице теперь как маленькое землетрясение. И скрипач в доме напротив, оказывается, хорошо научился играть. Можно наслаждаться, если бы не новости. Хотя, уже не знаю, что пугает больше: новости или люди. Реакция некоторых напомнила Кевина из «Один дома». Проснулся он на Рождество, а семья исчезла. Почему? Ну, понятно, ведь это он так захотел.

И так не только в кино. За последний месяц, кажется, мало кто не думал, что «все потому что Я чего-то там захотел». Чего уж там, я сама, когда бродила впервые по пустынному городу, подумала: «Надо же, какие условия создали для моего проекта ‘Прага для интровертов’. Может, зря бросила?» Многие, наверное, пожалели, что плохо выполнили задание на курсе «Как правильно загадывать желания.» Да, вот именно из-за вас все, ребята. Чародеи-недоучки! И коучи, вы туда же со своими вопросами «Что бы вы делали, если бы вам осталось жить полгода? Месяц? День?». Интересно, кто тогда им отвечал: пойду покупать туалетную бумагу. 
Или, просто, мне будет страшно. 

Как вы себе нравитесь, когда вам страшно? Что делаете? Я иду гулять. Нам не запретили, если прохаживаться на расстоянии дивана от окружающих. Иду в парк. Теперь только там хоть что-то происходит. Там, на второй аллее сверху, годами был нарисован метровый фаллос на асфальте. Зимой он выглядел зловеще. Потом пришел карантин. Дети вместо уроков математики разрисовали аллеи разноцветными мелками. Так появились солнышко, пальмы и корабли. И фаллос превратили в таксу, дорисовали ноги, хвост и поводок. И бабочек вокруг. Теперь он охотится за мотыльками.
Солнце пригрело сильнее. Людей в парке стало больше, особенно по выходным. Как-то на газоне расположилась парочка. Поближе к кустам, чтобы не привлекать внимания. Занялись любовью. (А что, туристов нет, все свои.) Смысл их движений угадывался издалека за секунды. Но каждый гуляющий не верил глазам своим. Каждый всматриваясь, не разбирая дороги, шел ближе. Ближе, бандерлоги! Хозяева собак путались в поводках, спотыкались, но шли ближе. Смотрели, не верили, и делали еще один заход на новый круг. Неужели это то, что что я увидел?
С другой стороны, на самом высоком холме, в кустах сирени на лавочке расположился парень. Ему не было никакого дела до вида на город и сирень, которая готова вот-вот вырваться из бутонов. Напряженным шепотом он читал, как читают одну только книгу. После каждой строфы поднимал голову к небу и замирал. Щурился, то ли от солнца, то ли от слез божественной благодати. И снова опускал глаза, скользил по строкам… Наверное, именно он нас всех спасёт…

За месяц воздух таким чистым и пахучим, что его хочется потрогать. Стал звукопроницаемым. Скрипом ботинок из-за угла. Хрусталем по трамвайным рельсам за три квартала. Колоколами незнакомой церкви, которые доносит ветер. И такие громкие стали мысли. 
Как же оборзели мы, люди! Мы решили, что все по нашему велению. Что можем мыслями привлекать и останавливать события. 
А на самом деле, зачем нам сложные времена?
Низачем. Нет в них никакого смысла. И это наше свойство его находить. Только бы не пугаться непредсказуемости нашего мира. Не чувствовать своей беспомощности и хрупкости. 

Но все же, есть то, что сейчас хорошо делать — выбирать себе друзей. Или даже супругов. Пусть на свидание не пойдешь, но как же просто сейчас узнать человека. Не надо никого тащить в горы, потом на перевал, чтобы понять, кто он. Сейчас достаточно посмотреть, какой смысл человек вкладывает во все происходящее. Какую марку гречки покупает и какой сорт хозяйственного мыла солит. Ходит за прогнозами к гадалке или в раздел научных новостей. Молится или медитирует. Варит борщи или пишет книги. Вот на этом можно строить дружбу на года. А весну можно будет повторить. Было бы с кем.