Блог

Индульгенция для родителей

Последнее родительское собрание в жизни, а я в постели с простудой. И что я за мать? У сына выпускной класс, тут болеть нельзя, а то пропустишь все последнее. Ведь классный руководитель недавно сказал им: «А вы осознаете, что в вашей жизни начинают происходить вещи в последний раз? Осенние каникулы… Школьное Рождество… И собрание вот будет — Последнее. Зовите родителей.»

Философ он. А излишняя философия, как известно, – признак большого количества несбывшихся желаний. Пан учитель мечтал стать врачом, спасать людей, но не добрал баллов в медицинский. Хватило только на педагогический. И как по-вашему – он хороший или плохой учитель? Неудачник, и чему только он научит молодежь? Или реалист, звезд с неба не хватал и посвятил себя детям? Ведь отчасти благодаря ему все было у нас прошло гладко в школьные годы. Ну, однажды портфель дома забыли, зато сына вовремя на уроки привезли. Ну, бутерброд в портфеле неделю пролежал, забытый. Или носки разного цвета надели. Скучно. Еще как-то форму спортивную потеряли. Так и не нашли. Хотя, может я чего-то не знаю, и мой сын меня бережет.

 

Вот мой брат родителей не берег. Когда он был во втором классе, он форму потерял. Было начало девяностых, терять вещи было никак нельзя, все страшный дефицит. Но однажды зимой он возвращался домой после второй смены. Стемнело. Школа наша стояла на месте бывшего кладбища. Рядом брал пробы грунта агрегат, похожий на трактор. Ковша у него не было, а под ним иногда что-то пыхтело. К зиме агрегат исчез. И мой брат решил проверить, что там осталось на его месте. Как выяснилось, яма, глубокая и узкая. Он уронил туда пакет с формой. «Ну, хорошо, что не себя», потом говорил наш папа. Второклашка туда мог бы запросто ухнуть. Но дело в том, что кармический запас падений мой брат на тот момент уже исчерпал. Когда ему было три, его уронили в море при посадке на катер. Тогда папа прыгнул за ним и выловил.

И тут папа тоже пришел на помощь. Узнав о случившемся, он даже не стал никого ругать. Достал спиннинг, и они отправились доставать пакет. Пыхтели, подсекали на наживку. Прохожие косились на двоих в свете фонаря, что с удочкой сидели посреди заснеженного газона. Мужики с участием спрашивали:

— Ну, что, клюет?

— Да, пока не очень, — отвечал папа. Но он — опытный рыбак, поймал.

Как выяснилось, глубина ямы была метров пять. Звонил потом ругался, чтобы закопали.

 

Вот тут сразу понятно, какой родитель! Куда мне да него? Даже шанса не было. Я лишь тихо не хожу родительские собрания, и меня мучает совесть. Спросила я сына:

 – Ты не будешь думать, что у тебя плохая мама, если я не пойду на Последнее собрание?

– А там, на собрании, что какие-то родительские грехи списывают? Ну, типа ты придешь, посидишь, и твоя родительская карма очистится? Нееет, так просто хорошим родителем не становятся.

Я вздрогнула от такой проницательности. А ведь и правда, как будто там индульгенция для родителей. Пришел – хороший, не пришел – плохой. И я задумалась: а кто решает, какой ты родитель? Твои дети? Люди вокруг? Или ты сам? Кто устанавливает правила?

 

Думаю, достаточно, если твой ребенок будет понимать, что люди не делятся на хороших и плохих. У них не только черная или белая сторона, у них много граней. И это простая часть.

Сложная состоит в том, что дети быстрее учатся на примере родителей. То есть надо самой вылезти на сцену, и показать. Смотри: вот тут у меня шрам, тут целлюлит. В этом месте я вспыльчивая, а тут ленивая. Иногда я на себя злюсь, и это нормально. Но вот тут я — лапочка, глаза вон какие распрекрасные, и умею вот это и вон то лучше других. И иногда я себя люблю. И это тоже нормально.

Тогда, может, больше шансов, что новое поколение не будет делить себя и других на неудачников и счастливчиков, правильных и не очень. А будет просто видеть в людях людей, не идеальных, но живых.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *