Страны и люди

Джеймс Бонд — орнитолог, или размышления об образовании и (не)реализованности

Вы замечали, что Джеймс Бонд читает книги по орнитологии в некоторых сериях? Вдобавок к тому, что он держит мартини в одной руке, отменно стреляет другой, в то же время мастерски спускается на лыжах с горы и ведет светскую беседу с дамой. Этот герой так вдохновляет. Смотришь и радуешься: хоть кто-то реализовал все свои таланты.

 

Потому что в реальности сердце сжимается, когда смотрю, как сын выбирает вуз. Вечером разговоры про оптическую физику, утром о флейте. А через неделю застану его за поиском вакансий на сайте Интерпола. Тут главное не ругаться, а вспомнить, что Джеймс Бонд в его голове перебесится так же, как перебесились Эйнштейн и Моцарт. Перебесятся, но никуда эти ребята не денутся. В нас живет несколько сущностей. Несколько голов. И минус того образования, которое получала я, — оно отсекает все лишние головы, оставляя одну. Потому мне казалось, что у высшего образования будущего нет.

 

Вчера поехали в Амстердам, на день открытых дверей в университет. И там, оказывается, умеют справляться с такими случаями. Там учат направлению в целом, скажем медиа. После этого из одного факультета выходят и журналист, и программист, готовые к работе именно в этой сфере. То есть там дают возможность попробовать все и выбрать то, что ближе.

 

Пока я слушала профессоров и студентов, вдруг стало понятно, в чем проблема взрослых, которые мучаются в поисках себя. У них не было возможности попробовать все свои головы в действии. Когда пробуешь, то желание перерабатывается в опыт. Понимаешь, что эта голова у меня главная, а эти – вспомогательные. Но они все остаются на месте. Да, знания могут быть не такими глубокими, как в наших вузах, но человек в итоге лучше понимает, как обращаться со всеми своими интересами.

 

И тогда история про Джеймса Бонда воспринимается иначе. Уже понимаешь, что в супер-разведчике есть то, что не уместится в одном реальном человеке. Ведь Флеминг слепил его из пятерых. Один — светский лев и ловелас, другой — интроверт, и потому отличный лыжник и стрелок. Еще от троих взял мелкие штрихи, типа мартини и страсти к автомобилям. Но главная опасность Бонда в том, что его написал человек, который в настоящем бою был один раз. И ему там не понравилось. Он превратился в кабинетного разведчика и идеализировал профессию, которой не мог заниматься.

 

И орнитология – последний ингредиент для приготовления идеального образа. Когда Флеминг уже создал своего героя, то долго не мог выбрать ему имя. Жил он тогда на Ямайке, на пенсии, и сам увлекался орнитологией. Однажды он бросил взгляд на книгу на столе и прочел имя автора. Джеймс Бонд потом был очень польщен, что его имя так прославилось. Реальный Бонд едва знал, как держать пистолет в руках. Но, думаю, представлялся он потом не иначе, как: «Бонд. Джеймс Бонд. Орнитолог».

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *