Блог,  Интеграция,  Культурные различия,  Перемены,  Страны и люди

Это плохо кончится, или про эмиграцию

Вход на свой страх и риск — такие таблички в Чехии на каждом шагу, и они приводят меня в восторг. Меня, которую с детства приучили к «Не влезай убъет!». Меня, приехавшей в Прагу с невидимой, но привычной для рожденных в СССР установкой, — «Это плохо кончится».

На днях у меня был юбилей: 3000 дней в Праге. В годах – это, знаете, не то. А вот в днях полнее раскрывается масштаб всего, что происходит за покупкой билета в один конец. И нет, мне не все нравится в Чехии. Но таблички эти – полный восторг! Разницу чувствуете? Тебе не предсказывают мгновенное поражение, а передают ответственность. Все, что дальше, зависит только от тебя. Мы предупредили.

Да, меня предупреждали. Ты там никому не нужна. Эмигранты – люди второго сорта. Ну, да, авантюра еще та, переезжать в страну, где ни разу не был, без языка и знакомых. Вот только сложности оказались другими.

Первое — конечно, язык. Это сложно, но иначе, чем говорили. Это не язык у тебя отнимают, а возможность чувствовать. Говорить учишься быстро, и для выживания этого хватит. Но вот родной язык — это всегда язык чувств. Чтобы второй или третий стали таким, нужны годы. И в языковых школах таких уроков нет. И чтобы научиться чувствовать на чужом языке, надо пройти на нем через любовь и ненависть.

Второе – друзья. Это не друзей у тебя отнимают, а способность распознавать новых. Это на родине увидел человека и по куртке и шуткам понял, кто он. А тут они не знают Чебурашку и носят шляпы. А как по шляпе понять человека, если ты вырос там, где их не носят? Напрягаешь весь свой нюх, чтобы по-новому научиться распознавать своих и чужих. Порой связываешься не с теми, с кем стоило бы. Но иначе не научишься.

И третье. Это не тупеешь ты в эмиграции, а у тебя мало знаний об устройстве их мира. И даже мелкие дела, которые там решались сами собой, тут приводят в отчаяние. То, что ты всю жизнь знал, уже не работает. Вот вам ситуация примерить на себя. Представьте: у вас есть кот. Днем он любит погулять. И иногда залезает на высокую липу, которая растет на заднем дворе. Вечером вы возвращаетесь с работы и…

Что происходит на родине: Вы приходите с работы и обнаруживаете, что кота дома нет. Высовываетесь с привычным громким «Кис-кис» из окна. Кот пулей спускается с дерева. Соседи умиляются, наблюдая за вами из окон. Через минуту он трется у ваших ног. Вы ужинаете, урчите, оба. Хеппи-энд. Все счастливы.

Что происходит в эмиграции: вы возвращаетесь с работы. Открываете дверь, слышите знакомое мяу. Заходите домой, но кота нигде нет. Понимаете, что мяу доносится с липы. Высовываетесь с привычным громким «Кис-кис» из окна. Но кот начинает орать только громче и на октаву выше. Соседи тоже высовываются из окон. Они показывают на него пальцами и кричат что-то непонятное. Вам стыдно. За кота, потому что он застрял. За себя, потому что приходится вызывать пожарных, чтобы снять его с дерева. За свой акцент и бэ-мэ в трубку. За то, что тревожите их по пустякам. Мозгами вы понимаете, что их задача, — спасать жизни. Но в душе терзаетесь, что могут быть жизни поважнее. (Тут те, кто ждали плохого конца, должны остановиться и дальше не читать. Хорошего конца по шаблону «как на родине» не будет).

Так повторяется около года. Диспетчера в пожарной части уже узнают вас по голосу. Кот привык и урчит на любую проезжающую мимо сирену. Вашего языка теперь хватает не только бросить соседям «Как дела?», но и понять, что они ответят. И однажды от них вы узнаете, что с другой стороны липы всегда была лесенка. Что они вам еще тогда, в первый раз, показывали на нее из окна и объясняли. Вы смеетесь вместе. И вам не стыдно. Заходите домой. Набираете мобильный друга и говорите, что сегодня кота снимать не нужно. Зовете его на пиво, конечно после его смены в пожарной части. Сами снимаете кота с дерева, кормите и идете в паб. Хеппи энд. Все счастливы.

 

А вообще, наши почти правы. Суть в том, что все однажды заканчивается. И чаще не хорошо, и не плохо, а просто заканчивается. Как вино в бокале и задушевный вечер с друзьями. Как снег на ботинках в теплой прихожей. Как увлечение. Как плохой фильм. Эмиграция заканчивается тоже. Тебя перестают беспокоить акцент и ошибки. Ты знаешь, что возле дерева надо сразу искать лесенку. Что с некоторыми шляпами не стоит садится за стол. Ты перестаешь считать месяцы и годы со дня приезда. И начинается просто жизнь. Новый этап, новые планы. Только ты уже чуточку другой. Ты так и останешься чуточку другим. И ты знаешь, что это нормально.

 

 

 

P.S. Друзья, я иду в очередной раз учиться по теме «межкультурные коммуникации», и интеграции эмигрантов. Собираю истории и сложности, с которыми люди сталкиваются при переезде. Если вы в новой стране до двух лет, у вас есть желание поучаствовать в моем новом проекте – напишите мне. Будет интересно!

 

 

P.P.S. И о пальто. Федя был польщен вашим вниманием в прошлом посте. Потом признался, что на самом деле он Фрэнк (при том, что на каждой пуговице написано Карл). Творческая личность, значит. За псевдонимами им спокойнее.